11 сентября 2012

Премьерный показ фильма ОРДА!

Призы 34 ММКФ:

- Приз «Серебряный Георгий» за лучшую режиссерскую работу (Андрей Прошкин)
- Приз «Серебряный Георгий» за лучшее исполнение женской роли (Роза Хайруллина)
- Приз Ассоциации NETPAC (Андрей Прошкин)



Орда. Веками это слово означало кровавые набеги и унизительную дань для многих стран и народов. Странный и страшный мир со своими законами и обычаями. В середине XIV века власть Орды простирается над большей частью Евразии. Платит дань восточному соседу и Московское княжество. Когда ханшу Тайдулу сражает тяжелый недуг, ни один целитель оказывается не в силах ей помочь. Тогда в Орду вызывают московского митрополита Алексия, которого ордынцы считают «великим колдуном». На карту поставлена судьба всего княжества. Однако и сам Алексий не знает, чем обернется его путешествие в Орду.



Начало программы 19:30
Начало показа: 20:00
расписание фильма

Угощение от партнёра кинопати, ресторана «Чайхана»

Билеты уже в кассах кинотеатра СИНЕМА ПАРК!
«СИНЕМА ПАРК» - ЗДЕСЬ ЖИВЁТ КИНО!




«ОРДА» В ЦИФРАХ
Производственный бюджет картины составил $12 млн.
Общая площадь декорации Сарая составляет около 8 тыс. кв. м. Самое высокое здание – около 15 м.
Общая площадь всех декораций «ОРДЫ» – около 20 тыс. кв. м.
10% декораций было уничтожено внезапно налетевшей бурей. Восстанавливать разрушенное пришлось во время съемок.
Для съемок было специально изготовлено свыше 3000 предметов реквизита и свыше 4000 предметов одежды (на создание последних пошло около 4 000 метров ткани).
Гигантская рыба, которую несет на плече один из статистов – это вполне обычный астраханский сом весом в 60 кг. По словам Андрея Прошкина, группа требовала осетра. Сома выбрали, чтобы уйти от избитой фактуры («Астрахань – икра – осетры»). Дублей с рыбиной было немало. Прошкин утверждает, что беднягу-статиста с сомом на плече ему жалко до сих пор.
Съемки в Астраханской области проходили в условиях невероятной жары (до +50 градусов в тени).




ПРАВДА, ВЫМЫСЕЛ И ПОСТРОЕНИЕ МИРА

АНДРЕЙ ПРОШКИН, режиссер:
На мой взгляд, в кино, прежде всего, важна художественная правда, а не бытовая. В любой – даже самой реалистической - картине на историческую тематику кинематографисты врут постоянно. Ведь в каждой эпохе был свой ритм, свое время, своя плотность событий, манера речи, словарный состав и т.д. Поэтому у нас изначально была установка, что мы снимаем миф: не конкретное время, 1357 год, а нечто, что я бы условно называл XIV век. Да, мы изучили много материалов о монголах, их государствах. А потом в соответствии со своими ощущениями спрессовали в «ОРДЕ» 100-150 лет. Кстати, примерно таким же путем шел Андрей Арсеньевич Тарковский в «Андрее Рублеве». И историки эту картину ненавидят. Говорят, после выхода этого фильма на экраны его главному историческому консультанту коллеги перестали пожимать руку. Печально, но так уж приходится работать кинематографистам. Иногда для того, чтобы сказать правду, приходится жертвовать достоверностью.

ЮРИЙ АРАБОВ, автор сценария:
Остались исторические источники, летописи. Но у нас же господствует традиция, выраженная тезисом: «История – это настоящая политика, опрокинутая в прошлое». Я далек от этой точки зрения, но, тем не менее, считаю, что если мы беремся за историческую картину, то она должна отвечать на вопросы сегодняшнего дня. А реконструировать реалии далекого прошлого нужно лишь для того, чтобы зритель не утратил моментально доверия к фильму. Скажем, я не думаю, что великая патриотическая картина Сергея Эйзенштейна «Александр Невский» (или «Иван Грозный») так уж исторически правдива. Но возможные ошибки этих фильмов не идут ни в какое сравнение с проколами сегодняшних исторических картин (как телевизионных, так и предназначенных для кинопроката), где запросто герой может играть на шестиструнной гитаре в XVII веке и т.д. Если говорить о правдивости, такого, мы, естественно, всячески старались избежать. И, как мне представляется, от «ОРДЫ» все же остается ощущение подлинности.



СЕРГЕЙ ФЕВРАЛЕВ, художник-постановщик:
Орда в середине XIV века начала официально исповедовать ислам, и одним из последствий этого шага стало отрицание изобразительного искусства. Поэтому до наших дней не дошло ни одного визуального источника, запечатлевшего Сарай (от более северных ордынских городов свидетельств материальной культуры сохранилось значительно больше). Каким был город, сколько этажей было в домах?.. На многие из этих вопросов у нас не было однозначных ответов. К тому же Сарай, один из самых крупных городов мира на тот момент, был разрушен Тамерланом до фундамента (и на сегодняшний день он раскопан не более, чем на 2%; а ведь в нем жило более 100 тысяч человек и он занимал площадь семь на три километра). Поэтому часто приходилось изобретать целый мир заново. Но это придавало дополнительную свободу, раскрепощало, давало возможность импровизировать, придумывать.
Мне понравился внеисторический подход режиссера к картине. Андрей сразу сбил с меня желание выстроить на экране что-то ушедшее и забытое, но некогда реальное. Для него было очень важно, чтобы декорации участвовали в сюжетном конфликте не меньше, чем артисты. Поэтому, основной задачей стало не кропотливое воспроизведение былого, а создание мира, который, пусть и уходя корнями в прошлое, был бы интересен сегодняшнему зрителю.


ОРДА НАШИХ ДНЕЙ

АНДРЕЙ ПРОШКИН, режиссер:
Строго говоря, фильм не только про древнюю Русь и монголо-татарское иго. Фильм во многом – о нас, живущих здесь и сейчас. Это история о столкновении двух миров, о жертве, о силе слабости, если хотите. И помимо всего этого, это очень увлекательная история, смотреть которую лучше всего на большом экране. Мы для этого постарались сделать все возможное.
Сказать по правде, когда мне предложили снять этот фильм, я был сильно удивлен: все-таки я не специалист по историческим картинам. Но потом я начал размышлять над предложением и понял, что в нем есть некий интересный для меня вызов – и творческий и профессиональный. Просто иногда бывает так, что, когда ты снимаешь мифическую историю про совершенно иной мир, в итоге получается некое странноватое кривое зеркало, в котором важные для нас сегодня явления и понятия предстают более выпукло, чем в современной реалистической картине на актуальную тему.



Орда проявляется везде и по сей день. Я однажды (практически случайно) оказался на вполне современном совещании у больших начальников, и, выходя с него, подумал, что как-то так наверняка решались вопросы и в Сарае. Параллели, прежде всего, проявляются в сочетании внешней мощи, в ощущении себя владыками мира, и внутреннего тлена (высшей точки, становящейся началом распада). Так что в определенном смысле, «ОРДА» - это фильм-предостережение.

СЕРГЕЙ КРАВЕЦ, генеральный продюсер:
Человек за прошедшие века не сильно изменился. Иногда мы представляем себе наших предков, как неких античных героев, или, наоборот, как шаржированных злодеев или полудикарей. Но по большому счету они были такими же как мы. Борьба за власть, предательство, главенство экономических интересов – все это было и тогда. И наши страсти, желания, ошибки сильно напоминают душевные движения жителей Руси XIV века. И всегда нужно помнить, что снимая фильм о них, мы, в сущности, делаем картину о россиянах XV, XIX, XX и XXI века.

ЮРИЙ АРАБОВ, автор сценария:
Когда я посмотрел «ОРДУ», то понял, что Андрей Прошкин и Сергей Кравец сделали совершенно современную картину. Я вдруг увидел в ней проблемы сегодняшнего дня, проблемы русского менталитета, последние тысячу лет постоянно подвергающегося нападкам с разных сторон (скажем, сейчас внешние угрозы исчезли, но оказалось, что есть очень много внутренних). Стало понятно, что нынешнее иссякновение культуры – это, по сути, такое же монголо-татарское иго и разрушает оно Россию не меньше, чем в свое время Орда. Когда я все это увидел, то очень обрадовался и поздравил продюсера и режиссера с картиной. За «ОРДУ», по-моему, можно отвечать.



ВЫБОР АКТЕРОВ

В поисках ордынских персонажей ассистенты по кастингу, работавшие на проекте, проехали практически всю Евразию. В итоге были выбраны актеры из Казахстана, Хакасии и Калмыкии, а основных ордынских персонажей сыграли артисты из Якутии. Кроме того, в картине были заняты актеры из Италии.
Многие занятые в картине российские актеры ранее уже работали с Андреем Прошкиным – Александр Яценко в «Солдатском Декамероне» и "Апельсиновом соке", Виталий Хаев в «Миннесоте», Алексей Шевченков в «Играх мотыльков», "Солдатском декамероне" и "Миннесоте".
Актрису Розу Хайруллину на роль ханши Тайдулы Андрею Прошкину порекомендовал художник-постановщик «ОРДЫ» Сергей Февралев.

АНДРЕЙ ПРОШКИН, режиссер:
Актеров мы подбирали мучительно и долго. Скажем, митрополит Алексий – крупная историческая фигура. И тут важна не только внешность или пластичность, но и масштаб личности артиста. Мне кажется, что Максим Суханов – парадоксальный, но при этом самый правильный выбор.
Тяжелее всего было с ролями ордынцев. В поисках нужных актеров мы объездили полматерика – от Монголии до Казахстана, от Киргизии до Бурятии, от Якутии до Калмыкии. У нас снимаются актеры со всей постсоветской Азии, но основные ордынские роли у нас исполнили артисты из Якутии. Честно говоря, я был поражен замечательной актерской школой, существующей в этой республике; самобытностью этих актеров. И мы ведь не то, чтобы сняли «сливки», взяв ведущих артистов из разных театров. Отличных актеров в Якутии реально оказалось гораздо больше, чем мог вместить наш фильм.

ЮРИЙ АРАБОВ, автор сценария:
Мы с Андреем сразу договорились, что на роль Алексия нужно будет взять мощного актера – как раз такого, как Макс Суханов – внешне сильного, но способного при этом передать бессилие перед ситуацией, описываемой в фильме. И только благодаря своему смирению, персонаж Максима совершает невозможное. Это невозможное становится прелюдией к Куликовской битве. И, как следствие, к освобождению Руси.



ЯЗЫК «ОРДЫ»

В сценах, имеющих отношение к жизни Орды, герои говорят на балкарском языке, наиболее родственном кипчакскому, бывшему главным для ордынцев в XIV веке. Ни один из занятых в «ОРДЕ» актеров не владел балкарским, поэтому им приходилось заучивать роли наизусть.

АНДРЕЙ ПРОШКИН, режиссер:
Язык был в «ОРДЕ» достаточно сложной проблемой. Одно время рассматривался вариант, при котором ордынские персонажи должны были говорить на кипчакском языке XIV века (существует «Кодекс Куманикус», единственный письменный памятник старокипчакского языка, дошедший до наших дней, - с его помощью можно было бы перевести текст Юрия Арабова), а русские – на старославянском. Потом стало понятно, что древнерусская речь, хотя и существенно отличается от современной, но все же слишком схожа с ней фонетически, поэтому закадровый перевод сливался бы с актерскими репликами. Тогда мы решили, что московские персонажи будут говорить на привычном нынешнему зрителю языке, а остальные – на балкарском. Этот кавказский язык, оказывается, наиболее близок старокипчакскому. Естественно, по закону подлости, ни одного балкарца на нашем проекте не работало, и актерам пришлось заучивать огромные сцены на слух. По-моему, это настоящий подвиг.
Кстати, по словам режиссера, артист Виталий Хаев, сыгравший в «ОРДЕ» Московского князя Ивана Красного, учил свои реплики на балкарском языке почти два месяца.

ЮРИЙ АРАБОВ, автор сценария:
Мы сознательно старались уходить от анахронизмов в речи персонажей «ОРДЫ». Я не поклонник метода Алексея Толстого, который он использовал в «Петре Первом» (при всем уважении к этому роману) или подхода Эйзенштейна (посмотрите, в «Иване Грозном» и «Александре Невском» все говорят стихами – да, белыми; да, со скрытыми цитатами из Библии, но все же стихами). Сейчас это как-то слишком условно. Язык в нашем фильме мы сделали более приближенным к сегодняшнему дню. Снимали-то мы современную картину. Думаю, если бы герои «ОРДЫ» заговорили бы белым стихом или повторяли бы «гой-еси» или что-то в этом роде, нас бы просто не поняли.



СЪЕМКИ И ДЕКОРАЦИИ

Съемки фильма продлились с середины июня по декабрь 2010 года.
Съемки прошли в павильонах киностудии «Мосфильм»; под городом Гороховец (Владимирская область), где была построена натурная декорация древней Москвы; под Астраханью, где были возведены колоссальные декорации города Сарая (столицы Орды) и двора ханши Тайдулы; а также в заповеднике Баскунчак под Ахтубинском.
В съемках некоторых сцен в Сарае принимали участие до 350 статистов - как предварительно набранных артистов массовки, так и обычных местных жителей, которые также помогали при строительстве декораций.
Декорация Сарая была построена всего в 10 километрах от того места, где находился этот легендарный город и где сейчас ведутся археологические раскопки (кстати, город раскопан пока всего лишь на 2%). Декорация стоит до сих пор. Местные власти сделали из нее музей.
Декорацию Сарая строили те же специалисты, что возводили Цитадель для Никиты Михалкова в «Утомленных Солнцем 2». Строить пришлось с весны. Работали даже ночью при искусственном освещении. Но сложнее всего пришлось, когда началось роение мошкары, а затем «змеиные свадьбы». К счастью, обошлось без жертв, хотя одного актера укусил паук-каракурт, и он попал в реанимацию.
Зимние эпизоды были сняты под Астраханью осенью с использованием большого количества искусственного снега (дожидаться реального у группы не было времени).

СЕРГЕЙ ФЕВРАЛЕВ, художник-постановщик:
Подготовка к съемкам длилась месяцев семь-восемь. Для меня все началось со сбора материала. Я ездил по раскопкам, фотографировал фрески, сидел в библиотеке Исторического музея, делал замеры различных архитектурных строений. Параллельно мы общались с режиссером по разным вопросам, ездили на выбор натуры. Все это длилось месяца три-четыре. Потом были запущены в разработку чертежи и макеты, а затем еще три месяца ушло на строительство декораций.
Русь мы снимали под городом Гороховец во Владимирской области. Естественно, для нашей Москвы мы искали прототип высокого берега реки. Сразу за нашей площадкой начинался громадный стокилометровый лесопарк без единой постройки. Это сразу создавало ощущение девственной природы, древности и первозданности.
С Ордой все было сложнее. Сначала мы искали площадку, напоминающую некий сложный мифический мир в степной зоне, тоже на берегу какой-нибудь большой реки. Проехали по разным областям, видели много интересного, но ощущения «попадания» не было. Но когда мы оказались на раскопках Сарая, столицы Орды, то обнаружили, что нам больше ничего ни искать, ни придумывать не надо. Все было перед нами - практически там же, где когда-то стоял реальный Сарай: на той же реке, в тех же ландшафтах, с тем же небом, с теми же змеями, пауками и перекати-поле...
Декорация Сарая, площадь которой составила 8 тысяч квадратных метров стоит до сих пор. Самое высокое здание в ней – 15 метров. В декорацию вошли площадь, одна длинная изогнутая улица и несколько дворов. В этом пространстве мы и снимали. Кроме того построили дворец, его двор, а также крышу дворца. И отдельно был возведен юртовый городок Тайдулы. В общей же сложности (включая Москву и павильоны), площадь всех декораций «ОРДЫ» составила порядка 20 тыс. кв. м.
Самым сложным для меня было соблюсти баланс при взаимодействии двух стихий – воды и огня. Декорации стояли на берегу реки, их частью были большой акведук, водяное колесо, бассейн и т.д. Были бассейны и в банях: в одном плавали рыбы, в другом – люди. Там же был фонтан, из которого текло вино. Все это серьезные и сложные стройки. Вода тяжелая, требуется определенный расчет конструкции. А огонь – нечто совсем противоположное. Под банями у нас бушует целое море огня, пылают люстры в залах дворца, на улицах Сарая горят костры, главные герои буквально проходят сквозь огонь, чтобы пройти к хану. А декорации-то строятся из дерева, они хрупкие и неогнеупорны, могут вспыхнуть в любой момент. Все это приходилось учитывать, пользоваться специальными пропитками. Риск был, мягко говоря, значительный, зато всем было безумно интересно. Да и вообще, как мне кажется, красоту и феерию без риска воспроизвести невозможно.



АНДРЕЙ ПРОШКИН, режиссер:
Из-за аномально жаркого лета в Астраханской области нам пришлось переработать график и первые две недели, когда жара была абсолютно невыносимой, часть сцен снимать ночью. Также была у нас в сценарии сцена бури – с дождем, ветром, чуть ли не с торнадо. Я очень переживал, что нам не удастся снять ее как нужно, все время подначивал пиротехников и грозил, что в случае чего сделаю харакири прямо у них на глазах. В итоге в «час Х» все на площадке было заставлено лихтвагенами, ветродуями и прочей спецтехникой. Когда я увидел отснятый материал, то просто обалдел. С моей точки зрения, ребята все сделали просто блистательно. Сцена получилась очень реалистичной.


ГРАФИКА

Производством компьютерной графики к фильму занималась студия CGF Александра Горохова, ранее принимавшая участие в создании таких кинопроектов, как «Дневной Дозор», «Особо опасен» (Wanted), «Черная молния», «Стиляги» и т.д. Всего, по словам VFX-супервайзеров, в «ОРДЕ» было свыше 300 кадров с компьютерной графикой. Как говорят создатели картины, главная задача при работе над визуальными эффектами состояла в том, чтобы зрители их не заметили.
Всего на создание графики, компоузинга и 3D (не считая моделинга, который осуществлялся до начала съемок) ушло около четырех месяцев.

АЛЕКСАНДР ГОРОХОВ, Генеральный продюсер студии CGF, VFX-супервайзер «ОРДЫ»:
Нашей основной задачей при работе над фильмом стало построение гигантского города Сарай-Бату в дополнение к эскизам декораций, созданных художником-постановщиком Сергеем Февралевым, и разработка некоторых эффектов, снять которые физически было небезопасно (например, прохождение через костры или тушение свечи ударом остро отточенной сабли), дорого (скажем, размножение армии Джанибека при виде с противоположного берега реки) или вообще невозможно (отрубание головы или полет шара в сцене с китайским фокусником).
Естественно, больше всего времени у нас ушло на создание модели города, который на общем плане занимал все пространство кадра вплоть до самого горизонта. Площадь декорации была огромна (многие десятки метров в длину и ширину). Макет же был примерно 2Х2 метра, но отражал в миниатюре все особенности местности, ее рельеф и т.д.



АЛЕКСАНДР ТОКМАКОВ, VFX-продюсер и супервайзер визуальных эффектов «ОРДЫ»:
Сцена с шаром снималась в декорациях на «Мосфильме». Тут хочется отметить профессионализм актера, игравшего китайского фокусника. Взаимодействовать с ним в этом непростом эпизоде нам было очень легко. Мы придумали характер движения шара, а затем в ходе нескольких репетиций отрабатывали пластическое взаимодействие артиста с воображаемым объектом, и это у него, на мой взгляд, получилось просто отлично. Все было выполнено им с филигранной точностью. Нам оставалось только анимировать пушистую поверхность шара и привести ее движение в соответствие с расположением рук и направлением взгляда актера.
Кроме того, если вспомнить эту сцену, в ее начале фокусник подбрасывает в воздух веера, которые превращаются в снегопад пушинок, медленно опадающих на пол во дворце хана. Веера после их взлета мы, естественно затерли, но и пух, имевшийся на площадке, был использован нами только в качестве референса. Потом мы его тоже удалили из кадра, чтобы иметь возможность поиграть с крупностью, скоростью падения и траекторией полета нарисованных пушинок в кадре.

АЛЕКСАНДР ТОКМАКОВ:
Очень интересна была работа над сценой со свечой. Напомню, что в этом эпизоде хан Тинибек, размахнувшись, гасит ударом сабли свечу в руке папского легата из Авиньона. Острие при этом проходит всего в нескольких сантиметрах от лица актера, играющего посла. Снимать такое вживую было очень рискованно. Поэтому решено было дорисовывать сцену на компьютере. Но изначальные заготовки для дальнейшей работы нам все же были нужны. Всех секретов выдавать не буду, однако скажу, что в том кадре Андрей Панин делал замах полноценной саблей, а наносил удар, держа в руке только ее ручку (лезвие дорисовывалось на компьютере). Ну а как один предмет трансформировался в другой – не скажу. Пусть это останется тайной! Впрочем, свечку саблей все же тушили для того, чтобы понять, например, как отлетает горящий фитилек, как рассеивается дым… Но снималось это отдельно.

АЛЕКСАНДР ГОРОХОВ:
Самой сложной была сцена с отрубанием головы русского пленного. Технологически все было отработано, но этот фрагмент был очень важен для режиссера монтажно. Да и вообще, изображать смерть на экране правдоподобно – очень ответственная задача. И до «ОРДЫ» наша студия, кстати, такого не делала, и, естественно, ничего подобного нам видеть в реальной жизни не доводилось. Поэтому у всех были свои представления о том, как должна реагировать на удар отточенного лезвия кровеносная система, как будут направлены брызги крови, куда упадет голова и т.д. Но абсолютно точно никто, конечно же, сказать не мог. Мы моделировали что-то на компьютере, но в итоге для того, чтобы достичь нужного эмоционально-драматического эффекта нам все же пришлось внести определенные коррективы.

ЕГОР ТОМСКИЙ, руководитель департамента превизуализации студии CGF:
Режиссер поставил задачу – показать отрубание головы одним кадром. Начали с того, что создали некую анимационную сцену, отражавшую наше представление о том, как этот кадр должен в итоге выглядеть. Потом уже подставляли каскадера, объясняли группе, где должна быть «зеленая» голова, как должна прыскать кровь в камеру и т.д. Словом, интересный получился момент, есть о чем вспомнить.



МОНГОЛЬСКИЙ РОК-Н-РОЛЛ XIV ВЕКА

Оригинальный саундтрек «ОРДЫ» написан композитором Алексеем Айги. В записи музыки к фильму также приняла участие московско-улан-удэнская группа «НАМГАР», один из наиболее котирующихся на мировой сцене коллективов, исполняющих традиционные музыкальные произведения монгольских народов.

АЛЕКСЕЙ АЙГИ, композитор:
Задачи на «ОРДЕ» были сложные, но в чем-то и раскрепощающие. Как воссоздать то, что не сохранилось, о чем не осталось никаких упоминаний? Поэтому мы, можно сказать, написали все заново. Вероятно, это даже хорошо, что нам фактически не от чего было отталкиваться; иначе игнорировать уже существующие примеры было бы некорректно. А так – практически полная свобода! Конечно, в качестве референсов мы использовали народную музыку из регионов, где когда-то властвовала Орда. Опираясь на нее, смешивая основные элементы, мы и написали саундтрек к фильму Андрея Прошкина.
Работу оказалась разделена на два этапа. Сначала мы записали композиции, которые звучат в кадре и под которые снимались некоторые сцены. Здесь в основном использовались аутентичные инструменты (ятаги, чанзы и т.д.), которые иногда поддерживал контрабас (его на съемках заменили басовым морин хуром, который пришлось ввозить из-за рубежа - в России такого не было; теперь он у меня в коллекции – расстаться с ним я не мог). Записывались мы на «Мосфильме» (звукорежиссером был Геннадий Папин, с которым я работаю уже 15 лет, со «Страны глухих»). Иногда в ход шли самые неожиданные предметы. Я, например, помню, как стучал по какому-то мусорному баку. Даже Прошкин бил в какой-то барабан. Такой и была воображаемая музыка Орды. На тот момент еще не было отснято ни одного кадра, и Андрей давал установки исключительно на словах (он мне ставил и музыку, но, дав послушать один раз, сразу стер, чтобы я работал сам и надо мной ничто не довлело). Он тогда сказал: «Сделай монгольский рок-н-ролл XIV века». Поэтому я и старался сделать нечто яростное и мощное. Первую часть саундтрека мы написали быстро. А потом пришлось довольно долго ждать, пока подойдут к концу съемки. Этот перерыв, по моим ощущениям, длился месяцев восемь.
Второй этап был более продолжительным. Подобрать нужные инструменты мне помогли музыканты из бурятской группы «Намгар», которые сейчас живут в Москве. Музыка бурятов очень близка монгольской. Мы собирались, много импровизировали, писали и записывали. В записи второй части саундтрека также задействован оркестр кинематографии под руководством Сергея Скрипки и музыканты моего ансамбля; также важную часть музыки исполнили два сопрано. Режиссер, кстати, не хотел никакого пафоса и просил нас, что мы не давили картинку духовностью и красотой. С Андреем, вообще, не просто. Он очень въедливый. Многое приходилось переделывать. Но в итоге все, вроде бы, хорошо получилось. И кино вышло большое – когда я увидел первую сборку, у меня вообще было ощущение, что смотрю какой-то хороший голливудский фильм. Работать с таким материалом – большая удача. Рекомендовать картину можно, наверное, всем. Надеюсь, скоро издадим саундтрек «ОРДЫ» на CD.


ХОРЕОГРАФИЯ

Хореографическую постановку нескольких сцен в картине осуществил Олег Глушков, главный хореограф фильма «Стиляги».


МИРОВОЙ ПРОКАТ

На настоящий момент фильм продан на все ведущие территории мира: в США. Канаду, Австралию; в Англию, Францию, Германию и другие страны Европы, а также в Японию, Южную Корею и Турцию.



СИНЕМА ПАРК

Источник: СИНЕМА ПАРК


Раздел: Кино
Всего статей: 18

Так же в рубрике Кино:

Все статьи данной рубрики

Последние 10 статей:

Новая статья
«ЧЁРНАЯ ПЯТНИЦА» в кинотеатре СИНЕМА ПАРК Торговый Квартал
Как успешно сдать сессию
Истерика у детей - описание явления и как с ним бороться
«ВЕЧНЫЕ» смотрите в кинотеатре СИНЕМА ПАРК Торговый Квартал в супер формате IMAX
IMAX по цене обычного зала в кинотеатре СИНЕМА ПАРК Торговый Квартал
Смотрите «ГЛАДИАТОР» с 21 октября в кинотеатре СИНЕМА ПАРК Торговый Квартал
НЕ ВРЕМЯ УМИРАТЬ в кинотеатре СИНЕМА ПАРК Торговый Квартал в супер формате IMAX
Выбор раклетницы
ВЕНОМ 2 смотрите в кинотеатре Синема Парк Торговый Квартал в супер формате IMAX с 30 сентября
Удалённая работа: в чём основная суть деятельности?
Все статьи газеты




Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Реклама на сайте:
Шагалиев Наиль
руководитель сайта



РФ, Татарстан,
г. Набережные Челны

Интернет студия LELI, разработка сайтов, раскрутка сайтов
Концепция, разработка и поддержка сайта
Интернет-студия LELI
12 июля 2006—2021